Е.Н. Мычко Критические периоды социализации у собак

Для понимания социального поведения собаки очень важно представлять особенности ее развития. Становление социального поведения происходит в несколько этапов. Они достаточно четко фиксированы во времени и, что необходимо помнить, являются критическими. Это значит, что определенные события могут происходить только в период развития; если что-либо мешает нормальному протеканию этапа, у собаки развиваются необратимые нарушения поведения. Одни авторы выделяют в детстве собаки больше периодов, другие менее, побольше периодов, другие менее, по-настоящему критическими являются три из них.

Первый период социализации начинается примерно в трехнедельном возрасте и заканчивается около 2 месяцев. Этот ключевой момент в жизни собаки имеет название импритинг (запечатление); впервые этот феномен был описан у уток. У птиц, в отличие от многих млекопитающих, импринтинг протекает молниеносно, занимая несколько часов. У часов импритинг растянут во времени. Щенок запечатлевает образ своей матери в качестве эталона. Отныне настоящие, «правильные» собаки в его восприятии будут выглядеть именно так. Став взрослым, он будет стремиться стать членом стаи именно таких собак, будет искать брачного партнера подобного облика.

При заводском разведении импритинг происходит не только на собак, но и на человека. Ведь мать общается с людьми, те подходят к щенкам, берут их на руки, кормят, играют. Порой случается при вольном содержании, особенно у собак парий, что щенки не видят людей до 2-месячного возраста. Тогда они будут воспринимать человека настороженно, не стремясь сами к общению. Можно при большом желании наладить отношения и с такой собакой, но полного контакта не получится никогда. Не прошедшая запечатления на человека собака «в душе» останется всего лишь прирученным животным. Полностью контролировать ее поведение, предсказать реакцию на серьезную опасность невозможно. Кстати, в местах традиционного разведения щенки САО, КО и других пастушьих пород импринтируются еще и на скот, который охраняют их родители. В результате, овца воспринимается собакой как непременный член ее социума, ей нельзя причинять вред.

В первом периоде социализации щенок должен близко познакомиться с обликом всех возможных социальных партнеров. Образно говоря, он должен воспринять, как выглядят и ведут себя «настоящие собаки».

Обратите внимание, насколько легче щенок находит общий язык с однопородниками, с собаками сходного облика и похожей мимикой. С каким удовольствием маленький азиат играет с кавказцем или лайкой, как радостно бросается маленький ризеншнауцер ко всем «усатым и бородатым» собакам, и как недоверчиво, даже с легким испугом смотрит и тот, и другой на борзую ил бульдога. Эти животные не укладываются в представление щенка, как должны выглядеть «мы, собаки».

Второй период социализации плавно сменяет первый. Окончание импритинга примерно совпадает с переходом с только молочного вскармливания на твердую пищу. Главное в этом периоде – становление индивидуальности собаки, формирование личностных отношений между однопометниками. Раньше конкуренция носила случайный характер. Допустим, два щенка разом попытались взяться за один сосок, одному удается оттолкнуть другого – конфликт исчерпан. С наступлением второго периода щенки начинают легко различать друг друга. Одни стремятся быть рядом, играют; другие избегают друг друга или постоянно конфликтуют. Эти детские стычки еще очень мало ритуализованы.

В ходе таких драк постепенно складывается щенячья иерархия. В отличие от взрослой она обязательно жестко линейная. Во главе стайки стоит самый упорный и агрессивный щенок. Разумеется, нет разделения социальной структуры на кобелиную и сучью, ведь до начала полового созревания еще не один месяц. Достаточно часто вожаком щенячьей банды становится сука. В этот период развития суки опережают кобелей по физиологической зрелости: у них лучше координация быстрее реакция, выше социальные притязания. Да и по скорости роста суки в 2-4 –месячном возрасте могут опережать братьев.

Бывает, разумеется, что главенствующую роль с самого начала захватывает кобель с большими амбициями. От такого юного «террориста» прочие щенки страдают очень сильно. Маленький главарь постоянно готов биться за кость, за игрушку, просто под настроение. Итогом этих боев оказываются выломанные молочные зубы (бывает, что и постоянные выворачиваются с корнем), нажеванные в кровь уши, прокушенные лапы и прочее. Щенок оказывающийся в самом низу иерархической лестницы выглядит просто жалко. Запуганный, не решающийся сделать лишнего шага, постоянно недоедающий. Пусть даже пищи дают вдоволь, главный щенок не откажет себе в удовольствии набить живот до отказа т рыком отогнать всех сверстников от остатков еды.

Во втором периоде социализации мать, отец и прочие члены стаи всерьез берутся за привитие молодняку правил общежития. Самый агрессивный щенок, постоянно конфликтующий с однопометниками, привлекает к себе внимание старших. Методы воздействия оказываются самыми разнообразными: от устрашающего рыка и тычков носом до битья открытой пастью и топтание ногами. Провинившегося щенка сбивают на землю, треплют, катают, пока он не начинает визжать в голос, приняв позу подчинения ( на спине брюхом кверху, открыв пах и отвернув морду в сторону). Подобные уроки повторяют раз за разом, пока щенок не усвоит как должны вести себя воспитанные собаки. Постепенно ритуальные драки сходят на нет, заменяясь все более сложными демонстрациями превосходства и подчинения.

При отсутствии контроля со стороны старших животных либо, что бывает реже, при недостаточном внимании матери конфликты между щенками приводят к тяжелым последствиям (физические травмы участников). Самый низкоранговый щенок не только получает увечья, но и оказывается еще под давлением постоянного социального дистресса. И если раны зарастают, то опыт постоянных поражений в борьбе оказывается незабываемым. Такой щенок, став взрослым, занимает низшую иерархическую ступень в иерархии, не рискует отстаивать свои притязания и постоянно готов к поражению в любом конфликте.

Во втором периоде социализации формируется личность собаки, она получает первые уроки социальных взаимоотношений. В этом же периоде щенок узнает на опыте, насколько он может удовлетворить свои притязания. Молодые со средними социальными амбициями обычно проходят второй период без особых осложнений.

Однако судьба потенциального доминанта весьма проблематична. В удачной ситуации он обучается, как добиваться своего, приобретает опыт лидерства в детской стае. Зачастую в этом везет кобелям от высокоранговой пары, те на примере родителей видят, как надо вести себя, как принять позу превосходства, как вынудить соперника подчиниться. Однако бывает и наоборот, щенок с очень высокими амбициями настолько раздражает старших, постоянно затевая драки, что те не оставляют его в покое ни на день. В результате, щенок не может подтвердить свои притязания в группе ровесников, зато оказывается под постоянным прессом взрослого общества. В конечном итоге он может сломаться психически, благо его более удачливые братья не упускают возможности отыграться за все свои прошлые обиды.

Следует отметить, что именно в этот период взрослые собаки, в первую очередь мать, начинают четко распознавать щенков и относится к каждому из них дифференцировано. Зачастую невозможно понять, почему к одному из щенков сука неизменно дружелюбна, а его брата или сестру с трудом терпит. Тем не менее, в каждом помете один, редко два щенка становятся всеобщими «любимчиками», а их менее удачливый однопометник, оказывается на положении юного изгоя. Интересно, что физические качества и особенности поведения щенков – антиподов могут, на взгляд человека, вообще не различаться.

На следующих этапах социального развития на базе отношений симпатии матери к дочери может сформироваться лояльный союз двух сук. А вот прочность такого союза будет зависеть исключительно от личности дочери. Молодая сука с высокими ранговыми притязаниями неизбежно вступает в непримиримый конфликт с собственной матерью после завершения полового созревания.

На второй период социализации приходится максимум обучающих социальных игр взрослых собак с молодняком. Разнообразие этих игр, по нашим наблюдениям, напрямую зависит от принадлежности породы к той или иной генеалогической группе.

Еще один важный момент второго периода социализации. Взрослые собаки учат щенков правильному поведению, но серьезного физического вреда им не причиняют. Взрослая собака с нормальной психикой никогда не атакует щенка этого возраста. Она может наказать, напугать, но никогда не станет увечить или убивать. В естественных условиях это позволяет выживать осиротевшему молодняку, либо ранним аутсайдерам (однопометники затиранили, старшие собаки постоянно принуждают к подчинению, просто потерялся). Чужие собаки, встретив сироту, позволяют ей находиться в своей стае, накормят и защитят. До наступления половой зрелости молодая собака не является социальным конкурентом, для нее не существует еще понятия своих и чужих собак.

Этот момент очень важен, поскольку в отношении «человеческой стаи» социальная открытость щенка вызывает массу огорчений: люди взяли серьезную собаку, будущего сторожа и охранника, а она на прогулке радостно кидается ко всем встречным и готова падать пузом кверху перед последней шавкой размером с рукавицу. Здесь особенно важно помнить, что у разных пород сроки завершения критических периодов сильно не совпадают. Быстрее всего формируются не только физически, но и физиологически, а, следовательно и социально карликовые формы. Похоже, что в данном случае мы имеем дело с неотенией, т.е. переходом к размножению ювенильных стадий. У собак крупных и гигантских пород, где отбор шел на агрессию против человека, на раннее проявление сторожевых качеств, вторая стадия социализации завершается раньше. У гигантских молоссоидов второй период социализации сильно растянут во времени. Вполне физически сформировавшаяся собака сохраняет многие черты щенячьего поведения, в первую очередь стремление и готовность подчиняться всем половозрелым собакам вне зависимости от размеров последних.

В случае социальной депривации щенок, лишенный общества других собак, растет неуверенным либо повышенно агрессивным. Он не понимает социальных демонстраций, и сам не может ритуально просить и требовать. Выращенный только в компании однопометников пес приобретает все черты жесткого доминанта или становится изгоем. В любом случае психика его оказывается неустойчивой.

Второй период социализации завершается наступлением полового созревания. Еще раз кратко повторим его особенности. Это – становление личности собаки, обучение азам социальных взаимодействий, выстраивание детской иерархической лестницы. Для взрослых собак щенок не имеет пола и не может являться объектом социальной агрессии. В свою очередь, для щенка еще нет своих и чужих собак, есть ровесники, в среде которых надо завоевать местов жесткой борьбе, и есть взрослые, которым надо подчиняться.

Третий период социализации, как уже сказано, связан с половой зрелостью, то есть собаки разных пород вступают в него в разном возрасте. С нарастающим уровнем синтеза половых гормонов в организме запах меняется и подростка начинают воспринимать как претендента на место во взрослой социальной структуре. Детская иерархия распадается, и молодняк становится объектом внимания старших собак уже в соответствии с полом.

Взрослые кобели начинают требовать от молодых безусловного и подчеркнутого подчинения. За недостаточное уважение к старшим молодой раз за разом получает хотя и ритуальные, но все же весьма чувствительные трепки. Главным же оказывается не физическое воздействие, а психическое давление. Очень часто «старик» сбивает молодого кобеля с ног и рычанием вынуждает сохранять позу подчинения и 19 минут, и 20 минут и более. Буквально каждый шаг молодого сопровождается угрожающим взглядом, рычанием, а то и принуждением к подчинению. Попытки молодых отвечать на такое давление силой редко увенчиваются успехом. Ведь на стороне взрослого кобеля оказывается умение вести бой, уверенность, тренировка. Только очень мощным молодым с крепкой нервной системой удается выходить из подобных схваток с минимальными потерями.

Молодые суки, в вою очередь оказываются объектом пристального внимания старших. Им демонстрируют угрозы достаточно хорошо ритуализированных до практически боевых, включая удары открытой пастью, довольно грубо играют. С началом предтечки взрослые суки принимаются делать на молодых садки, провоцируя тех на драку. Только контроль со стороны опытного вожака-кобеля не позволяет этим провокациям превратиться в побоище. В отсутствие кобеля стычка между взрослеющей и зрелой сукой, либо, что еще хуже, между однопометнитцами протекает не ритуально, возможен фатальный исход для одной из участниц. В подобную бесконтрольную драку в течении нескольких секунд оказываются вовлечены все суки стаи.

После первой течки у суки резко возрастают социальные притязания. Любая попытка «старухи» или нелюбимой сверстницы продемонстрировать доминирование ведет к драке. Именно в этот период зачастую и распадаются лояльные союзы с матерями. При сохранении союза период взросления протекает намного легче, мать защищает дочь, продолжая обучать ее и играть с нею.

Кобели начинают интересоваться молодыми суками в качестве брачных партнерш, ухаживая и играя с ними.

В начале третьего периода социализации возрастает количество сексуальных игр. Чаще такие игры свойственны кобелям, которые в их ходе обучаются правильно делать садки. Садки могут быть адресованы другим подросткам и взрослым сукам. Сексуальные игры между подростками часто ведут к иерархическим конфликтам. Взрослые суки склонны спокойно терпеть садки молодых кобелей, пока те делают их правильно. При неверных подходах сбоку или с головы сука резко пресекает игру. Подобная «отповедь» обычно не уменьшает активности, но вынуждает того вести себя адекватно.

Появление активных сексуальных игр у сук свидетельствует о начале проэструса. Как только подросток включается в систему взрослых взаимоотношений, его щенячьи права отменяются. Отныне вне территории стаи молодая собака становится объектом агрессии со стороны незнакомых и чужих собак. Теперь подросток уже очень четко различает всех взрослых собак по принципу «свои» и «чужие». Последних лучше избегать, либо при превосходящих силах «наших» нападать. Так постепенно складываются неразделимые понятия «наша стая» и «наша территория».

Аналогичным образом на «своих» и «чужих» повзрослевшая собака начинает делить и людей, что особенно ярко проявляется у представителей молоссоидов вне зависимости от размеров взрослой собаки. Интересно, что отнесение людей к группе «чужих» зачастую происходит по признаку наличия либо отсутствуя неких черт – атрибутов. Так, например, собаки, выращенные в армейских питомниках, человека в форме быстро признают своим, тогда как к штатскому отнесутся с недоверием и, наоборот, собаки мегаполисов склонны автоматически заносить в разряд «чужих» всех носящих форму, будь то милиционеры или дорожные работники.

Для собак пород, селектированных на отсутствие социальной агрессии и агрессии к человеку, третий период социализации оказывается размытым. Собака не инициирует общение с посторонними людьми, но способна к быстрому налаживанию контакта, и сохраняет вполне щенячье дружелюбие.

У собак специализированных охотничьих пород разделение людей на «своих» и 2чужих» подчеркнуто атрибутивно. Даже незнакомый охотник по комплексу признаков относится собакой к «своим».

Лишение собаки в этот период общения себе подобных ведет к тяжелым нарушениям полового поведения. Попытка обучить собаку вначале взросления приемам борьбы с человеком часто приводит к неуверенности, появлении боязни людей, потери контакта с владельцем.

Итак, в третьем периоде социализации собака включается во взрослую иерархию, получает свой первый социальный ранг. Заключает, если повезет лояльный союз. Главное понятие, которое она усваивает – это разделение всего мира на «своих» и «чужих». Одновременно вырабатывается представление о том, что существует своя территория (Если породе вообще свойственная территориальность), собака определяет ее свойства и границы и начинает защищать.

Е.Н. Мычко, зоопсихолог, эксперт РКФ
Журнал «МИР САО» , №1, 2004 г.